Георгий Беджамов стал жертвой своих же партнеров по махинациям?

Георгий Беджамов - Георгий Беджамов стал жертвой своих же партнеров по махинациям?

Как сообщает портал Преступная Россия  «А1» на основании контракта с Агенством страхования вкладов разыскивает активы беглого банкира, «А1» разместила плакаты, в том числе в аэропорту «Шереметьево» с преложением вознаграждения за любую информацию об активах Г.Беджамова.

После этого «А1» стало поступать много полезной информации, в том числе анонимно.

«А1» оценивает, что рекламная компания была эффективной и позволит ей продвинуться в поисках активов беглого банкира.

«А1» считает, что Г.Беджамов скрыл значительную часть своего имущества от Высокого суда Лондона, который ранее арестовал его активы.

Беглый банкир Беджамов попросил суд не ужимать его в тратах и разрешить расходовать £310 000 в месяц

Объявленный Россией в международный розыск экс-совладелец Внешпромбанка Георгий Беджамов, у которого английский суд арестовал активы на $1,7 млрд, попросил Высокий суд Лондона увеличить ему денежное содержание с £80 000 до £310 000 в месяц. По словам банкира, именно столько ему и его семье нужно на жизнь за рубежом

Экс-совладелец Внешпромбанка и бывший глава Федерации бобслея России Георгий Беджамов 30 октября попросил Высокий суд Лондона отменить ограничение на его месячные траты, установленное в размере £80 000 ($103 000). Информация об этом появилась на специализированном портале судебной информации Law360. Ограничение было установлено после того, как лондонский суд по иску Внешпромбанка арестовал активы Беджамова на £1,3 млрд ($1,7 млрд).

Беджамов в своем заявлении в суд подчеркивает, что в случае, если ограничение останется в силе, ему и его семье придется покинуть свои дома в Лондоне и в Монако соответственно. Как отметил представитель Беджамова Джастин Фенвик на слушаниях в Высоком суде Лондоне в четверг, судебное решение снизило стандарты жизни его клиента и заставило его «ужаться в тратах».

Бывший банкир попросил суд позволить ему тратить до £310 000 (почти $400 000). Экс-банкир отмечает, что судья ошибочно сочла, что стандарты жизни его и его семьи снизились с тех пор, как они покинули Россию в 2015 году, в то время как на самом деле они, наоборот, выросли.

Фенвик на слушаниях в суде заявил, что от человека, в отношении которого действует приказ об аресте активов, нельзя требовать, чтобы он сократил траты на свою жизнь, даже если эти траты и выглядят расточительно по обычным стандартам.

«Ответчик имеет право тратить деньги так, как он делал это раньше. Ему решать, когда менять свои траты, а не суду», — подчеркивал Фенвик. Он отметил, что расходы его клиента выросли в том числе из-за того, что ему пришлось потратиться на свою безопасность и защиту своей семьи после того, как ему стали угрожать убийством и похищением. Кроме того, только на судебную тяжбу с Внешпромбанком в английском суде он потратил £6 млн ($7,7 млн).

Представитель Внешпромбанка, в свою очередь, заявил, что никаких доказательств того, что «обширные и расточительные» траты Беджамова на бизнес, в том числе представительские расходы на членство в гольф-клубе, помогли ему хоть что-то заработать с тех пор, как он покинул Россию. Представитель истца также назвал «необъяснимым» то, что Беджамов шесть лет снимал дом в Монако за €1 млн в год, а потом переехал в Лондон, оставив семью в Монако, и таким образом удвоил свои траты.

Траты Беджамова не соответствуют его активам и доходам, они иррациональны и совершаются исключительно в целях дробления активов, считает представитель Внешпромбанка. Именно это и призван предотвратить арест активов.

У Внешпромбанка, совладельцем которого помимо Беджамова была его сестра, президент банка Лариса Маркус, ЦБ отозвал лицензию в январе 2016 года. Регулятор обнаружил в балансе банка дыру в 216 млрд рублей (на тот момент – крупнейший случай в истории российского банковского сектора). В числе VIP-вкладчиков банка оказались жены министра обороны Сергея Шойгу и вице-премьера Дмитрия Козака, бывший губернатор Тульской области Владимир Груздев, зять главы «Транснефти» Николая Токарева и т. д.

Еще до отзыва лицензии у банка, в конце декабря 2015 года по подозрению в мошенничестве была арестована Лариса Маркус. Следствие по делу пришло к выводу, что в 2009-2015 годах в банке действовала преступная группа, выводившая из него миллиарды рублей. Маркус в 2017 году была осуждена за мошенничество и растрату 113,5 млрд рублей на 9 лет (впоследствии суд смягчил наказание на полгода).

Сам Беджамов в декабре 2015 года покинул страну. Он был объявлен в международный розыск и заочно арестован в России.

В апреле 2016 года Беджамова задержали в Монако, однако князь Монако Альбер II отказался экстрадировать экс-банкира в Россию. После этого Беджамов перебрался из Монако в Лондон.

В марте 2019 года Агентству по страхованию вкладов (ликвидатор Внешпромбанка) и инвесткомпании А1 (занимается взысканием долга в партнерстве с АСВ) удалось добиться от лондонского суда ареста активов Беджамова в пределах £1,3 млрд ($1,7 млрд). Под арест попали земли Беджамова в Подмосковье, недвижимость в престижном лондонском районе Белгравия, пятизвездочный отель Badrutt’s Palace Hotel в швейцарском Санкт-Морице, виллы в Италии и Франции.

Суд также ограничил траты Беджамова £10 000 в неделю. В мае эта сумма была увеличена до £100 000, а летом снижена до £80 000, несмотря на просьбы Беджамова увеличить эту норму. В сентябре суд, исходя из того, что супругу Беджамова и его детей могут выселить из квартиры в Монте-Карло, разрешил Беджамову выплатить £250 000 просроченной арендной платы за жилье.

А1 продолжает поиск активов Беджамова. Летом РБК писал, что за информацию об активах экс-банкира компания обещает вознаграждение.

Охотник за банкиром

Константин Монахов потерял 160 тысяч евро во Внешпромбанке и начал собственное расследование

Сбежавший из России бывший совладелец Внешпромбанка Георгий Беджамов пожаловался в Высокий суд Лондона: ему не хватает на жизнь 80 тысяч фунтов стерлингов. Именно такую сумму он мог тратить ежемесячно согласно решению, принятому британским судом минувшим летом.

Решение было вынесено после того, как в июле прошлого года постановлением Российского арбитражного суда Беджамов был признан банкротом. И была начата процедура реализации его имущества. Бывшего совладельца Внешпромбанка объявили в розыск, а в марте этого года лондонский суд, по ходатайству России, вынес решение об аресте активов Беджамова.

Помыкавшись полгода на ничтожные для себя 80 тысяч фунтов в месяц, Беджамов и обратился в суд с просьбой увеличить свои ежемесячные расходы хотя бы до 310 тысяч фунтов. И британский суд пошел навстречу россиянину, правда, удовлетворив его просьбу частично. Беджамову разрешили дополнительно платить, к примеру, ежемесячно до 24 тысяч фунтов в Англии и 29 тысяч евро в Монако своей охране, арендовать жилье в Лондоне (стоимостью не более 18 тысяч фунтов в месяц), разрешили оплачивать учебу троих детей. На «прочие обычные расходы» бывшему совладельцу банка выделили еще до 40 тысяч фунтов в месяц.

Но Высокий суд Лондона решительно не позволил Беджамову рассчитаться, к примеру, за внесение членского взноса в гольф-клуб в размере 134 тысяч фунтов.

Таким образом, с декабря 2019 го­да Георгий Беджамов может тратить ежемесячно около 300 тысяч фунтов стерлингов. Это порядка 25 миллионов рублей. В месяц.

У Константина Монахова был вклад во Внешпромбанке, по сумме значительно меньший той суммы, которую Беджамов может теперь тратить ежемесячно. Константин более 10 лет откладывал на покупку квартиры. Работал во всемирно известных IT-компаниях — ICP и Oracle. И работал не в России, а в Чехии.

Монахов мог бы купить квартиру в Праге, но он решил вернуться в Москву и приобрести жилье здесь. К покупке квартиры Константин подошел основательно — решил присмотреться, а чтобы деньги не лежали мертвым грузом, открыл счет во Внешпромбанке, на который и положил скопленные за 10 лет 160 тысяч евро. Произошло это в 2015 году. А через восемь месяцев, в январе 2016-го, Внешпромбанк лопнул. Центральный банк РФ отозвал у кредитной организации лицензию, посчитав его санацию невозможной. Регулятор объяснил свое решение тем, что руководство банка проводило масштабные операции по выводу активов, оценив «дыру» в капитале банка в 187,4 миллиарда рублей.

С того самого времени Константин Монахов и бьется за возвращение своих денег, посчитав, что Беджамов не смог бы вывести из страны такие средства, если бы ЦБ добросовестно выполнял свои обязанности по осуществлению банковского надзора.

Константин Монахов рассказал «Новой», как начал судиться, как собирал информацию и что ему удалось выяснить.

— Сначала от меня было множество писем в Генпрокуратуру, Следственный комитет, в Совет Федерации, в Государ­ственную думу. Я пытался разобраться, как Беджамов смог беспрепятственно вывести из России столько денег. В апреле 2016 го­да я начал судиться, чтобы не пропустить процессуальные сроки. Мне пришлось переделать свое заявление в имущественный иск, поскольку на тот момент я был не настолько юридически подкован.

Началось судебное слушание, по результатам которого в качестве доказательства от Центробанка присутствовал приказ об отзыве лицензии, а ни одно из моих доказательств мне не дали приобщить к материалам дела. В том числе видеозапись заседания комиссии Совета Федерации, где выступает Валентина Матвиенко и где зампред ЦБ Алексей Симановский, отвечавший за банковский надзор, заявил, что никакого существенного пригляда за Внешпромбанком не было.

— Его действительно не было?

— Не было. В ходе расследования уголовного дела выяснилось, что деньги из банка выводились в течение семи лет — то есть с 2009 года по 2015-й. И это я узнал, когда присутствовал на оглашении приговора сестре Беджамова — Ларисе Маркус, которая была председателем правления Внешпромбанка и не успела, как брат, сбежать из России. Маркус приговорили к 8,5 года колонии. Из оглашенного приговора я узнал, что из банка за пределы России было выведено порядка 3 миллиардов долларов.

На тот момент это было самое крупное хищение из банков Российской Федерации. И такое масштабное хищение практически невозможно осуществить, на мой взгляд, без участия должностных лиц Банка России и других официальных лиц — к примеру, сотрудников управления «К» ФСБ, поскольку именно они отвечали за трансграничные переводы — то есть переводы между Россией и другими странами.

— Вы можете назвать конкретные фамилии? Или считаете, что, как обычно, виноваты сотрудники ЦБ в целом вместе с управлением «К» ФСБ, но никто персонально?

— Могу. Исходя из тех материалов, которые мне удалось собрать, можно предположить, что в выводе денег из Внешпромбанка участвовала как минимум уполномоченный Центробанка Анастасия Свердель, которая непосредственно отвечала за контроль отчетности Внешпромбанка. Потому что я видел документы, акты проверок, предписания….

Я считаю, что Симановский, который возглавлял банковский надзор в ЦБ на тот момент, должен был быть в курсе этого вопроса. Он не мог не знать, что из банка выводится почти 200 миллиардов.

При этом из какого банка! Из банка, одним из учредителей которого было ООО «Приоритет», а его учредителем в свою очередь был офшор Enterprise Emerging Markets Fund из Кюрасао, находящийся под юрисдикцией Нидерландов. И вывод средств был осуществлен при помощи 286 фиктивных компаний.

За таким банком должен был быть глаз да глаз. В том числе и со стороны управления «К» ФСБ. И увольнение генерала ФСБ Виктора Воронина, которое произошло именно в 2016 году, лично для меня не выглядит случайным.

Когда зампред ЦБ Алексей Сима­нов­ский пишет в специальном письме, которое называется «Об активах Внешпромбанка», что он не знает, где находятся активы банка, это смешно.

Потому что любые банковские операции отслеживаются. И трансграничные переводы любые — они прозрачны, они видны. То есть я в этом случае могу сказать, что это была либо какая-то колоссальная халатность, либо неисполнение служебных обязательств, либо это коррупционное преступление. Хотя, на мой взгляд, это могла быть комбинация всех трех упомянутых мной составляющих.

Мне до сих пор непонятно, на каком основании за три дня до моратория из Внешпромбанка было выведено 22,5 миллиарда рублей. Это было сделано временной администрацией, которую возглавляла Галина Алексенцева.

В ходе судебных процессов я так и не получил ответ, на каком основании были выведены эти 22,5 миллиарда руб­лей. Суд констатировал, что это было сделано законно. И все.

А на основании чего суд пришел к выводу о законности этих операций, мне так и не удалось выяснить.

— Константин, у вас есть версия, почему Беджамовым не занимаются так активно, как, например, занимались и занимаются такими бежавшими из России банкирами, как Пугачев или Алякин? Чем Беджамов лучше того же Антонова, который долгие годы скрывался за пределами страны, но все-таки получил тюремный срок в России?

— У меня возникла версия, что Георгий Беджамов выводил деньги из Внешпромбанка в интересах третьих лиц. При этом очень влиятельных, имеющих серьезный административный ресурс, возможность оказывать влияние и на ЦБ, и на правоохранительные органы. И чем больше я узнавал, тем больше крепло мое предположение.

— Вы хотите сказать, что деньги, выведенные из Внешпромбанка, вполне могут быть эдаким «кошельком» некой околовластной группировки для финансирования каких-то сомнительных операций за пределами России?

— Основываясь на материалах, полученных из открытых источников, из материалов расследований международного консорциума журналистов-расследователей, из информации по офшорам, ставшей доступной с октября 2018 г. (т.н. Райские бумаги, Paradise Papers), можно предположить, что деньги, выведенные из Внешпромбанка, могли быть использованы для финансирования победы Дональда Трампа на выборах президента США.

— О какой информации идет речь?

— Ключевая персона этой схемы — швейцарский адвокат Джудит Хэмбургер (Judith Hamburger), которая числится руководителем трех британских компаний, 30 панамских и одной компании в Виргинии (США). Фактически все зарубежные исследователи связывают Хэмбургер с влиянием на выборы Трампа.

Но если в поисковике «Схемы Трампа» набрать Vneshprombank, сразу всплывает несколько фирм, связанных с выборами.

В этой схеме я и увидел компании, аффилированные с Беджамовым. К примеру, Basel Properties, бенефициарный владелец которой — жена Беджамова, гражданка Мальты Алина Золотова (если смотреть дальше, то на Alina ZOLOTOVA «висит» множество мальтийских и иных офшоров).

Или еще один офшор, бенефициар которого Алина Золотова, — Lucksoft Management Limited (правда, месяц назад, 5 ноября, этот офшор ликвидировали).

— Вы кому-нибудь сообщили о своих находках?

— Увы, на все свои обращения в органы госвласти РФ, включая ФСБ и СКР, получил практически идентичные отписки. ЦБ и АСВ фактически отстранились. АСВ наняло частную компанию А1 для поиска активов Маркус—Беджамова—Золотовой. Но нет никаких гарантий, что что-то найдут, речь ведь уже не о внутренних делах России.

— Безнадега?

— Не так уж и безнадежно. Сейчас иностранные спецслужбы проводят масштабное расследование деятельности Джудит Хэмбургер. Меня не удивит, если в этом расследовании ниточки потянутся и к Георгию Беджамову.

— Это что же получается? Если Россия не проведет свое расследование, не представит доказательства, что Беджамов имел отношение к выведению за границу нескольких миллиардов долларов, то это могут сделать западные спецслужбы? Но при этом их расследование будет акцентироваться не на происхождении денег, а на том, как они были использованы на Западе?

— Вполне возможно. Поэтому расследование надо проводить самой Российской Федерации и уже сейчас.

ОФИЦИАЛЬНО

В ответ на редакционный запрос пресс-служба Банка России сообщила, что «проверки ООО «Внешпромбанк» проводились в 2011, 2014 и 2015 го­дах и что в ходе последней проверки и надзорных действий были установлены серьезные нарушения действующего законодательства и признаки преступления (информация о выявленных признаках преступления была доведена до правоохранительных органов). Полная картина финансового состояния банка была установлена временной администрацией Банка России, введенной в декабре 2015 года. В результате 21 января 2016 года Банк России принял решение об отзыве лицензии на осуществление банковских операций ООО «Внешпромбанк», а также опубликовал информационное сообщение о том, что в ходе работы временной администрации по управлению выявил масштабные операции, указывающие на вывод активов из банка, а временная администрация и в дальнейшем конкурсный управляющий банка будут взаимодействовать с правоохранительными органами в целях защиты интересов всех кредиторов банка».

Беглый банкир Беджамов не хочет жить на 10 тысяч фунтов в неделю

Экс-акционер рухнувшего в 2016 году Внешпромбанка Георгий Беджамов, который сбежал из России сначала в Монако, а потом в Британию, хочет добиться от лондонского суда увеличения суммы, которую он может тратить каждую неделю, так как жить на 10 тысяч фунтов (около 815 тысяч рублей) ему «чрезвычайно сложно».

Представители банка, в который до банкротства активно вкладывали деньги российские чиновники и бизнесмены, полагают, что он еще и затягивает процесс и не хочет предоставлять информацию о своих активах.

24 мая бывший акционер Внешпромбанка Георгий Беджамов должен представить данные о своем финансовом состоянии — проще говоря, показать лондонскому суду, на что он живет. Эти данные запрашивают адвокаты Внешпромбанка, которые судятся с ним от имени Агентства по страхованию вкладов (АСВ — конкурсный управляющий банка).

Официально эти данные опубликованы не будут, сообщил Би-би-си представитель Внешпромбанка.

Этот судебный приказ обязывает Беджамова раскрыть, за счет чего он арендует жилье, на какие деньги он жил с 1 июня 2018 года, какими банковским картами и счетами он пользовался, пояснили Би-би-си в компании A1. Беджамов объясняет, что живет на средства друзей. «Если он не предоставит ВПБ истребованную судом информацию, то ему может грозить тюремный срок за неуважение английского суда», — пояснили в компании.

Лондонский суд уже больше месяца ждет от Беджамова данных о том, какие активы у него есть. В банке волнуются, что из-за постоянных отсрочек весь судебный процесс затянется на полгода. Защита бывшего банкира раз в несколько недель добивается отсрочки по раскрытию информации. В начале апреля защита попросила отсрочку из-за плохого состояния здоровья финансиста.

Срок раскрытия данных сдвигался до 10 мая, потом до 17 мая, но и тогда данные Беджамов не раскрыл. Срок был продлен до 24 мая.

В среду 22 мая защита Беджамова попросила у суда продлить период, когда можно оспорить решение о заморозке активов. Она объяснила это тем, что Беджамов должен был продать долю в отеле, которым он владел.

Судья на этот раз в отсрочке отказала, объяснив это тем, что суд уже неоднократно давал защите дополнительное время.

Некоторые подробности жизни беглого банкира, которого в России суд считает одним из организаторов хищения из Внешпромбанка 113,5 млрд рублей (1,4 млрд фунтов), уже известны.

Георгий Беджамов уехал из России после ареста своей сестры Ларисы Маркус, возглавлявшей банк. Маркус и еще одна фигурантка дела — ее заместительница Екатерина Глушакова — признали себя виновными в хищении из банка более 113 млрд рублей в мае 2017 года. Маркус получила 8,5 лет лишения свободы, Глушакова — 4.

Беджамов же уехал сначала в Монако, а потом — в Лондон. Он находится в международном розыске.

27 марта 2019 года Высокий суд Лондона выпустил два приказа — о заморозке активов Беджамова по всему миру на сумму 1,34 млрд фунтов и о поиске активов. Среди арестованных активов — виллы в Италии и Франции, 33% пятизвездочного Badrutt’s Palace Hotel в швейцарском Санкт-Морице, недвижимость в лондонской Белгравии и земля в Подмосковье, писали «Ведомости».

Кроме того, суд запретил Беджамову тратить более 10 тысяч фунтов в неделю. В эту сумму не входят расходы на аренду жилья. Из последних документов, с которыми ознакомилась Би-би-си, следует, что сейчас Беджамов платит за аренду недвижимости 767 тысяч фунтов стерлингов в год (около 63 тысяч в месяц).

На юристов и представительство ему разрешили тратить «разумную» сумму. Кроме того, суд постановил раскрыть активы стоимостью свыше 50 тысяч фунтов и за двое суток предупреждать истца об операциях на сумму выше 50 тысяч фунтов.

Беджамов уже пожаловался, что ему «чрезвычайно сложно» жить на 10 тысяч фунтов в неделю, и он собирается просить суд увеличить эту сумму. Об этом говорится в тексте выступления адвоката ВПБ Сэма Гудмана, которое есть у Би-би-си.

Дыра в чиновничьем кошельке: Внешпромбанк потерял почти 190 млрд

Кроме того, у представителей ВПБ есть основания полагать, что у Беджамова возникали проблемы с оплатой услуг юристов. Гудман на заседании суда заявил, что юристы Беджамова работали несколько недель, хотя он не переводил им деньги на счет.

Сам Беджамов в судебных документах поясняет, что закрыл сделку по продаже части своих активов, что позволяет ему и дальше пользоваться юридической помощью адвокатов. Его интересы представляет юрфирма Mishcon de Reya.

Русская служба Би-би-си направила запрос адвокатам Беджамова и ожидает ответа.

АСВ, в свою очередь, совместно с агентством «А1», инвестиционном подразделением «Альфа-банка», занимается поиском активов.

Управляющий партнер «А1» Андрей Елинсон в интервью Forbes объяснял, что все найденные активы будут арестованы. Однако Елинсон был не уверен, что у Беджамова есть активы почти на 1,4 млрд фунтов.

Громкая история краха Внешпромбанка

Внешпромбанк работал на российском рынке с 1995 года. После глобального финансового кризиса 2008 года активы банка начали резко увеличиваться: в 2009 году активы выросли вдвое, а в 2010 году еще в шесть раз. К ноябрю 2015 года банк поднялся со 136-го на 37-е место по объемам активов.

Бизнес банка после кризиса 2008 года был похож на финансовую пирамиду: деньгами новых клиентов якобы гасили обязательства перед старыми, писал РБК со ссылкой на источники.

Беджамов владел 22,91% компании «Промстройпроект», которой принадлежало 3,2% Внешпромбанка. Также он возглавлял Федерацию бобслея и скелетона.

Его сестре Ларисе Маркус принадлежало 7,5% банка напрямую, также она владела 23,53% «Промстройпроекта». В числе акционеров банка был экс-глава «Аэрофлота» и банка «Менатеп» Александр Зурабов, а также граждане Британии, Ливана, Кипра и другие.

Все закончилось в 2016 году, когда ЦБ отозвал лицензию у банка. Дыра в его балансе составила 216 млрд рублей. Перед этим в начале ноября 2015 года ЦБ провел плановую проверку и потребовал доначислить резервы на 6,2 млрд рублей.

По состоянию на 1 декабря 2015 года банк нарушил все нормативы по капиталу, 2 декабря организация привлекла пятилетний субординированный кредит на 3 млрд рублей у O1 Group Бориса Минца.

16 декабря в СМИ появились первые публикации, что у банка могут возникнуть сложности. В этот же день Внешпромбанк перестал проводить платежи, а на следующий — выдавать средства клиентам.

По официальной версии следствия, с мая 2009 года по декабрь 2015 года бывшие собственники и руководители Внешпромбанка оформляли заведомо невозвратные кредиты и списывали деньги со счетов ряда вкладчиков без их ведома.

Это был один из самых громких отзывов лицензий с начала «банковской чистки» в России, в том числе и потому, что в нем держали деньги многие крупные российские бизнесмены, чиновники и их семьи, а также госорганы.

Forbes писал, что в банке были размещены деньги структур МИД России и Московской патриархии. Еще там были деньги жены министра обороны Сергея Шойгу, супруги вице-премьера Дмитрия Козака Натальи Квачевой, зятя главы «Транснефти» Николая Токарева Андрея Болотова, а также члена семьи руководителя ОКР Александра Жукова. По данным «Ведомостей», клиентами банка были госкомпании «Роснефть», «Роснефтегаз» и «Транснефть».

Forbes писал, что один из влиятельных кредиторов Внешпромбанка — крупный российский чиновник — прилетал к Беджамову в Монако и пытался уговорить его добровольно вернуть выведенные из банка деньги.

По данным издания, кредитор предлагал банкиру отдать в счет потерянных денег активы: яхты, долю в швейцарской гостинице, недвижимость во Франции, Италии и Прибалтике.

Беджамов после этого вылетел в Лондон и написал на кредитора заявление в полицию, рассказывал Forbes бизнесмен, знакомый с ситуацией

Источник:  politica-ua.com

Related posts