Борис Авакян сдает чекистов и вымогательство на 6 млн долларов

Борис Авакян - Борис Авакян сдает чекистов и вымогательство на 6 млн долларов

Армении расследует уголовные дела в отношении экс-начальника 7-го отдела Управления «К» ФСБ Вадима Уварова и его предполагаемых сообщников из ФТС и МВД.

Потерпевшим выступает бывший замглавы Росреестра Борис Авакян, который утверждает, что чекисты вымогали у него 6 млн долларов. В показаниях Авакяна звучат фамилии экс-начальника Управления К ФСБ РФ Виктора Воронина и бывшего начальника банков кого отдела Управления К Кирилла Черкалина. В реальности «пострадавший» Авакян был «королем контрабанды» со множеством очень высокопоставленных связей. Ему помогали (сейчас уже бывшие) замгенпрокуроры Александр ГуцанСаак Карапетян, замглавы СКР Василий Пискарев, высокопоставленные сотрудники ФСБ, в том числе из УСБ ФСБ.

Авакян был активным участником войн силовиков, финансировал участников этих сражений. И просто переиграл сам себе.

Спонсор схватки силовиков пошел в атаку

Коррупция вокруг контрабанды стала главным и фактически единственным бизнесом Авакяна после его весьма удачного первого брака с дочерью бывшего заместителя прокурора Ленинградской области Армена Аракеляна, что принесло Борису нужные знакомства в бизнесе и правоохранительных органах. А крестным отцом дочери Авакян-Аракеляна был тоже серьёзный человек — заместитель генпрокурора – Александр Гуцан.

Тогда же появилась связь с ныне покойным заместителем Генерального Прокурора России Сааком Карапетяном, курировавшим в то время в том числе таможню (ФТС РФ), что уже обеспечивало Авакяну вход не только в надзирающую за «таможенной поляной» прокурорскую вертикаль, но и в другие высокие кабинеты смежников по правоохране — прежде всего в СКР и ФСБ. Авакян никогда не хотел связываться с документооборотом ВЭД, разбираться в таможенными декларациями и контрактами. Для этих целей Борис привлёк уволенного из Ростэка таможенного брокера Сергеева, а сам предпочитал проводить время в кабинетах правоохранителей, а потом перепродавать “коллегам” по контрабандному цеху свой коррупционный административный ресурс, который у него действительно тогда имелся. В числе попавших под влияние Авакяна оказался невезучий Зарубин, который и без того уже успешно “контрабасил” на Выборгской таможне, где ранее в таможенном Ростэке работал Сергеев. Борис успешно договорился с Зарубиным о доле в контрабандном доходе, взяв на себя ответственность за прокуратуру и СКР, а также неких сотрудников центрального аппарата ФСБ.

Кто реально получал деньги с Авакяна так и останется тайной, но канал Зарубина-Авакяна был обнаружен и успешно перекрыт в сентябре 2015 года старшим опером ГУБК ФТС Павлом Смолярчуком, который к тому времени не успел дослужится даже до заместителя начальника отдела.

Это была первая серьёзная и успешная оперативная разработка Смолярчука, которую он вел два года, начиная с 2013 года. До задержания всей ОПГ Зарубина ее глава Авакян в оперативных материалах отсутствовал, но после задержания Зарубина исполнители стали смелее и пояснили, что груз который был задержан ГУБК ФТС в работу был им передан именно Сергеевым, который работал на Бориса Авакяна. Вся контрабандная мафия Часть 2. Одновременно с арестом Зарубина, имевшего устойчивые связи с питерской братвой, возникли обоснованные вопросы к его «крыше» Борису Авакяну.

Надо отдать должное силовой «крыше» Зарубина-Авакяна: до серии арестов по делу Зарубина, ни у кого не было сомнений, что у Авакяна как в Питере, так и в Москве все вопросы так или иначе решались. После ареста Зарубина, Авакян понимал, что его положение становится шатким и в октябре 2015 Начальнику управления «К» СЭБ ФСБ Виктору Воронину позвонил «серый кардинал» СКР генерал Василий Пискарев и попросил его повлиять по своей линии на «закругление» возбужденного уголовного дела в отношении Зарубина-Авакяна. Отказ Воронина Пискареву вызвал у Бориса панику и гнев, а также желание отомстить, инициировав интригу уже внутри ФСБ с целью скомпрометировать сотрудников ФТС и ФСБ, и таким образом, спасти себя от питерского следствия и от “питерской улицы”.

Василий ПискаревВасилий Пискарев

Что должен был придумать Авакян, узнав, что генерал ФСБ отказал генералу СКР? Да, он решил пойти в УСБ ФСБ. Через месяц после отказа Воронина, в ноябре 2015 Авакян обратился через знакомого в УСБ ФСБ и рассказал историю, что его, честного борца с коррупцией, преследует офицерская ОПГ условно обозначенная им как Смолярчук-Уваров-Воронин. УСБ не могло отказать человеку с такими связями, родственниками и такой богатой фантазией, тем более, что две из трех, названных фамилий были достаточно высокопоставленными сотрудниками ФСБ РФ. Один из них — полковник Вадим Уваров был тогда начальником отдела, который в СЭБ ФСБ курировал таможню России. Дело осталось за малым: нужно было проверить информацию Авакяна и Сергеева, зафиксировать какие-нибудь переговоры, а после — закрепить состав взяточничества — то есть передать под контролем оперативников деньги кому либо из этой «банды» силовиков. Согласно информации Авакяна к банде силовиков нужно было подобраться через активного участника схемы прикрытия выборгской контрабанды — бывшего сотрудника представительства ФТС в Финляндии Владислава Наумова, которому в преступной схеме отводилась роль контроля за информацией о направленных грузах из финской таможни в ФТС.

Наумов, с подачи Сергеева и Авакяна и под контролем оперативников УСБ ФСБ, пытался разными способами дотянуться до своего бывшего коллеги по ФТС Смолярчука, но к несчастью для Авакяна ни встречи и просто разговора со Смолярчуком Наумов, Сергеев и Авакян организовать так и не смогли, иначе бы просто оставленный рядом со стулом Смолярчука пакет с деньгами мог бы отправить последнего в места не столь отдаленные лет так на 10.

Саак КарапетянСаак Карапетян

После того как в разработку ГУБК ФТС попали другие соучастники контрабандного канала Зарубина-Авакяна, а именно Лапшин — бывший руководитель антикоррупционной СПК СЗТУ и Николаенков — бывший зам по правоохранительной работе Выборгской таможни, у «борца с коррупцией» Авакяна под ногами загорелась земля. А вскоре, несмотря на обращение в УСБ ФСБ, он был задержан в Москве. Вероятно, сотрудники УСБ ФСБ вовремя разобрались в этой истории или это изначально была их оперативная игра с интриганом Авакяном, но выданный ему в УСБ ФСБ специальный мобильный телефон для оперативной связи выразительно не отвечал на звонки во время его задержания. Суд поместил Авакяна под домашний арест. Как потом было установлено оперативниками, друг тестя Авакяна заместитель генерального прокурора России Карапетян сумел обеспечить состояние невероятной гуманности к Авакяну прокуратуры при рассмотрении ходатайства следствия об аресте того с содержанием в СИЗО.

После этого, Борис не стал ждать апелляции и скрылся, сбежав в Армению через дружественную Украину. Авакян уже на исторической Родине сменил фамилию на Авагян, быстро развёлся со ставшей ему уже не нужной женой — дочерью бывшего сотрудника прокуратуры Санкт Петербурга, который изначально дал старт его головокружительной карьере. Этот скорый развод тоже характеризует его определенным образом. После этого Авакян предпринимал много самых разноплановых попыток найти себе применение: пытался прийти в местную армянскую политику и даже поучаствовать в мирном оранжевом перевороте. Хвалился, что он якобы инициировал арест главы МВД Армении.

Попытался возглавить контрабанду турецких товаров через аэропорт Еревана в Москву, взять под контроль схему незаконного ввоза в Россию санкционных продуктов питания через фиктивную переработку в Армении. Но везде его ждали неудачи. То таможня на МАПП Верхний Ларс в Северной Осетии не пускает «сыры от Бориса», то полиция арестовывает одежду в Шереметьево и Домодедово. Нигде Авакяну-Авагяну пока не везёт, а деньги ежемесячно передаваемые в армянский офис Интерпола за решение вопроса о его свободе имеют особенность заканчиваться.

источник: compromat.group

Related posts